Матрица Эйзенхауэра, или как быть красивой после 50



Материал  опубликован в интернет-журнале «Среда»

Когда в автобусе или на улице я вижу женщину солидных лет с изможденно-равнодушным лицом и одетую по принципу «цветастенько, и ладно», 
я часто задаю себе вопрос: «Что происходит с женщинами в России после 50 лет? Почему им откровенно плевать на то, как они выглядят?».

На страницах своего блога я периодически поднимаю эту тему. Она важная и больная. Мне 28 и всего через пару десятилетий я войду в ту же возрастную категорию. Стану ли я проводить свободное время на лавочке в цветастом халате и с нежно-фиолетовым кошмаром на голове?

Уверена, что нет. Потому что у меня есть правильный пример для подражания — моя мама. Она сделала много для моего воспитания, но в контексте этого материала важен один навык, который она мне привила — ежедневная забота о себе.

Все время, что я ее помню, мама сидела на диетах, занималась спортом (борьба с избыточным весом была упорной), делала маски для лица и волос, внимательно следила за прической и не позволяла себе выйти из дома без легкого тона и блеска на губах. Не надо думать, что у нее было больше свободного времени, чем у других женщин. Мы были самой обычной семьей. Дело не в деньгах, а в правильных привычках: намазать лицо клубникой с дачи не так уж дорого, равно как и пробежаться рано утром перед работой по стадиону.

Что до одежды, мои родители, как и большинство пензенских семей, прочувствовали на себе все прелести промтоварного дефицита. Как решали проблему? Мама шила одежду. На антресолях в родительской квартире до сих пор лежат килограммы журналов «Burda» с моделями и выкройками.

Сейчас она входит в эту прекрасную категорию «50+» и совсем скоро возьмет новый возрастной рубеж. Вот как она выглядит сейчас:

Если главный секрет прекрасного внешнего вида — привычка заботиться о себе, почему женщин, воспитавших ее в себе, меньшинство? Я считаю, что женщины генетически предрасположены к самопожертвованию. Вспомните канонический пример для подражания из русской литературы 19 века — Наташу Ростову. Изящная, прекрасная девушка после замужества превращается в располневшую даму, чья задача – рожать детей и угождать супругу.

Та же трансформация происходит с российскими девушками и спустя два столетия.  Мы готовы инвестировать в себя деньги и время до замужества, а потом появляются дела поважнее: ежедневно мужу обед из трех блюд готовить (эта цаца не ест вчерашнее), квартиру купить и благоустроить, машину и дачу по возможностям, но было бы неплохо, и как венец – дети. Дети – это святое! Ребенка необходимо обеспечить продукцией Lego, Fisher price и гироскутером. Или другой сценарий – у женщины важная и нужная работа 24 часа в сутки до сомнамбулического состояния. На занятия собой не остается ни времени, ни денег, ни желания.

Так давайте влиять на свою жизнь здесь и сейчас!

Я расскажу об очень полезном инструменте — «матрице Эйзенхауэра» (названа по фамилии бывшего американского президента и гения тайм-менеджмента). Матрица позволяет эффективно организовать свое время за счет правильной расстановки приоритетов. .

Большинство женщин, ставящих карьеру или семью выше заботы о себе, игнорируют квадрант, обозначенный римской цифрой II — «Несрочные важные дела». Они рассуждают так: если я опоздаю на работу, у меня точно будут проблемы, а если не сделаю зарядку – нет. Я могу вовремя не покрасить волосы или не сделать коррекцию ногтей, а вот приготовить блинчики к приходу внуков нужно успеть любой ценой! Эти рассуждения носят сиюминутный характер.

А что если посмотреть на свою жизнь иначе? Если я смогу преодолеть себя и буду вставать пораньше ради зарядки в течение 30 дней подряд, у меня сформируется привычка. В дальнейшем зарядка станет обязательным утренним ритуалом. Вжух! И к пляжному сезону у меня — подтянутые ягодицы и четкая линия талии. Вы по-прежнему думаете, что это неважно? Восемь минут в день — и мы  выглядим значительно лучше и моложе.

Если я всегда буду следить за своей внешностью, то буду здорово выглядеть в самых простых нарядах. И, напротив, никакой бархат и шелка не исправят ситуацию, если общее впечатление от меня: «Она выглядит паршиво».

И самое грустное — если вы не будете заботиться о себе, никто не будет заботиться о вас. Со временем вы перестанете смотреть в зеркало чаще двух раз в день, да и то, когда чистите зубы. Вместо свеженького «Vogue» будете искать на полках журнального отдела «Садовод», а пятничную шумную встречу с подружками в любимой кофейне променяете на телевизор и Малахова (ну или кто там теперь вместо него) с вечными историями о мышиной возне.

В заключение приведу мотивирующий отрывок из «Книги одиночеств»  моего любимого автора Макса Фрая:

«Эта книга посвящается Доротее, которой уже, страшно сказать, за шестьдесят, а загляни ей в глаза — совсем девчонка. Впрочем, нет, не «девчонка». Девочка. Очень, очень хорошая девочка.

Девочки, впрочем, все хорошие — в отличие от теток.

Тетка, ясное дело, не возрастная категория. Тетки бывают и в двенадцать лет.

В двенадцать может быть даже чаще, чем, скажем, в семнадцать, потому что к семнадцати многие влюбляются и снова впадают в младенческое состояние. Но это отдельно как-то нужно исследовать.

В четвертом классе меня посадили за одну парту с девочкой Олей. Худшей тетки не было, наверное, в моей жизни. В то же время, классная руководительница Сабина Алексеевна, несмотря на свои пятьдесят с лишним, была вполне себе девочка. Вредная такая, сплетница и тиранка, зато совершенно не тетка. За то и была любима всеми поголовно. Ей почти все прощали, даже мы, дети. Потому что учительницу Не-Тетку еще поискать.

Тетки они ведь чем от прочих девочек отличаются?… Ну да, самое трудное — это объяснять словами очевидные вещи. Которые нутром чуются, с первого взгляда. Как, скажем, запах. Ну, можно сказать, что тетки твердо знают, что такое хорошо, и что такое плохо. Они знают как надо. И как не надо, они тоже знают. Сомнение тетке неведомо.

Причем для того, чтобы предугадать теткину систему ценностей, нужно учить не психологию, а биологию. Или зоологию даже. Тетка — она ведь всегда на страже интересов биологического вида.

И, да, тетка несет жемчужину своего знания миру. Обычно очень активно несет. Так что уши закладывает. И, конечно, тошнит. По крайней мере, выродков, вроде меня.

Но все это, кажется, не самое главное про тетку.

Самое главное, наверное, вот в чем: пока я вижу перед собой тетку, я не могу верить в бессмертие души. Какое уж тут бессмертие.

Я, собственно, почему все это пишу. Я очень люблю девочек (и, в частности, шестидесятилетнюю девочку Доротею). Лучше их нет на земле существ. И мне почти всегда за них страшно. Есть какая-то таинственная лужа, попив из которой, девочка становится теткой. Процесс не то чтобы необратимый, но шансов не очень много.

Будьте бдительны, да».



С уважением,
Марина Васильева

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика